l  Актуальное  l  Новое  l    Блоги  l  Комментарии  l  Архивы  
 
 
Пользователь
Пароль

Запомнить меня
 
Поиск по сайту
 
Наши сетевые проекты

Проекты-партнеры






















Приоритетные национальные проекты













ПОЯСНЕНИЕ ОСНОВОПОЛАГАЮЩЕЙ КОНЦЕПЦИИ


«ИДЕОЛОГИЯ – инструмент управления ресурсами…»

Что необходимо отчетливо понимать и чем осмысленно оперировать при разработке эффективной системной идеологии.


К «проблеме 2008»,
Выборам,
Посланию,
Собору,
«русской идее»,
эффективной борьбе с неэффективностью,
успешному будущему
и всему остальному.



Тема созрела давно.

Для одной шестой части суши данная тема стала действительно актуальной еще задолго до того, как произошло последнее масштабное перераспределение мировых ресурсов и соответствующее этому фундаментальное изменение общей Картины Мира.

Когда плоды перемен только начинали ощущаться и эмоционально переживаться рядовыми гражданами бывшего советского пространства – все изменения были уже лишь только формализацией результата. Результата банкротства одной идеологии и усиления доминирования другой/других.

Перемены породили массу проблем. Проблем, которые для сознания многих, в новой своей редакции, были непонятны, нелогичны, несправедливы, бессмысленны.

Появляющиеся сложности не отступали, ресурсы большинства неуклонно уменьшались.

Обогатившееся меньшинство вместе со спорным достатком приобрело выраженное чувство презрения к «неудачникам» и тревожное ощущение вытесненного в подсознание страха. Ощущение постоянного страха на фоне роскоши, разрушающее изнутри и притягивающее различных хищников.

Общие проблемы – росли. Ответов было немного. Сплошные вопросы.

При обострении вопросов – жесткая борьба за место под солнцем, в перерывах между этим – безоглядное отторжение/принятие каких-то «правд». При полной потери всех смыслов, кроме самых элементарных физиологических.

Хуже того – началась «холодная гражданская война» смыслов.

«Горячей» войны удалось избежать. Но потерпевшая поражение популяция начала интенсивно терять иммунитет, влияние, ресурсы. Сопровождалось болезненное ослабление собственной смыслообразующей системы вымиранием коренного населения и ростом миграционных процессов.

Желание и смысл сознательно «плодиться и размножаться» остались у небольшого числа репродуктивно способных особей, в основном – немногочисленных наиболее обеспеченных или очень далеких от сложных смыслов социальной организации людей в глубинке.

И еще один момент – огромное количество всевозможных рецептов от самых разных, своих и посторонних, авторитетных специалистов не давал и до сих пор не дает желаемых эффектов, необходимого качества, в значимом масштабе и устойчивых в перспективе.

Смеем предположить – не дадут и впредь.

И будет так до тех пор, пока качественно не уменьшится конфликт смыслов, пронизывающий общество и парализующий его потенциал.

Популизма, некорректной фильтрации информации и увеличения пищевого пособия не достаточно для актуализации имеющегося в стране потенциала.

Для того, чтобы граждане, стремясь получать ценные для себя результаты, инвестировали свои совокупные ресурсы в систему и развивались сами – требуется большее.

Для этого нужны смыслы.

Смыслы продуктивные, объединяющие и организующие. Мобилизующие для преумножения, а не для «выжимания соков» из системы, друг из друга, из всего сообщества или «других».

Писаные законы, процедуры, исполнительные структуры и т.п. – это, безусловно, важные элементы любого организованного общества и они не могут быть ни чем заменены сравнимо. Но надо понимать, что это все всего лишь механизмы материализации смыслов на технологическом уровне, более или менее эффективные.

Технологии помогают зарабатывать и побеждать, но при этом сами служат резонам иных порядков.

Дивиденды тех, кто закладывает и удерживает управляющие смыслы, на порядки превосходят дивиденды тех, кто их отрабатывает. К тому же, технологическое увеличение возможностей бессильно перед противоречием смыслов.

Если вложения в технологии не адекватно соотносятся и опережают оптимизацию смыслов – технологическими достижениями пользуются вообще другие организованные сообщества, экономя на технических расходах своих систем. Эти правила одинаково справедливы и для естественнонаучной сферы, и для гуманитарной, и для иных.

У публичной власти государства, особенно это касается «крайних» во власти – Первого лица и управленцев в самом основании структурной вертикали, есть ключевой стратегический ресурс, адекватно не задействованный до сих пор.

О нем и речь.


Что такое ИДЕОЛОГИЯ?

В обыденной жизни у всех свои проблемы, свои вопросы и свои способы получения ответов на них.

Общим у всех вопросов, при искренней их постановке, является намерение понять интересующие смыслы и, осознав ответы, приблизиться к искомым результатам.

Продуктивные смыслы, материализующие результат посредством эффективных и, тем более, самоорганизующихся инструментов, существуют в сознании человека в виде сильных идей.

Чем ближе осознаваемая человеком идея к истинной сути продуктивного процесса – тем эффективней осмысленное вложение ресурсов в избранную сферу приложения сил.

Можно утверждать, что в основе всякой продуктивной деятельности лежат работающие идеи. В основе высокопродуктивной деятельности – эффективно работающие идеи.

Смысл, формализованный в виде идеи, воздействует и изменяет. Материализуется результат воздействий в управляемом изменении – конфигураций, объемов, динамики, сценариев развития ресурсов и энергий.

Результаты деятельности воспринимаются людьми как изменения ресурсного состояния объекта (или их отсутствие).

Гармоничный по смыслам набор системно взаимосвязанных идей, активно управляющий людьми и их активностью через определение общего порядка и принципов оборота ресурсов всех видов – есть ИДЕОЛОГИЯ.


Наличие и позиционирование ИДЕОЛОГИИ в системе.

То, что по какой-либо причине не могут детально регламентировать и гибко учитывать в оперативном масштабе законы и адекватно современному уровню общества, в реальном времени основного объема транзакций не определяют, в силу специфики, религии – в социальной системе функционально отрабатывают ИДЕОЛОГИИ.

ИДЕОЛОГИИ, как информационные программы управления, существовали и существуют всегда.

Когда не обозначены публичные ИДЕОЛОГИИ – работают непубличные. Потому как сорганизовывать и «подруливать» в режиме неопределенности требуется еще активнее.

Не обязательно непубличные смыслы «плохи» во всем и всегда. Ситуативно они могут способствовать достижению тактических системных целей. Но всегда они предрасположены к динамичному снижению своей ценности для системы в целом и увеличению градуса цинизма среди управляющих ценностей. Поэтому рассматривать жизненные реалии, умалчивая публично не обозначенную, но всегда имеющую место быть управляющую идеологию так же бесполезно для перспективы успешного развития системы, как и рассматривать различные идеологии вне их материализующихся проявлений.


Особенности «отсутствия» идеологии.

Официальное отсутствие ИДЕОЛОГИИ у доминирующего сегмента динамично меняющегося общества чаще является не проблемой наличия управленческой программы, а проблемой безопасного для интересов широкого круга лиц публичного признания таковой.

Всегда есть заинтересованные в определенных сценариях группы и сообщества, действующие пусть и непублично, но достаточно организованно и высоко рентабельно, для себя. Согласованность в управлении ресурсами таких сообществ обеспечивается «программно», определенным набором смыслов.

Обретение системой новой доминирующей ИДЕОЛОГИИ принципиально невозможно без точного, адекватного реальности диагноза ситуации и соответствующего изменения рентабельности практикуемых алгоритмов оборота ресурсов и корректировки управляющих программ.

Даже если процесс продвижения новых стандартов оборота ресурсов начнется – он никогда не будет доведен до хоть какого-нибудь логического результата, «спустится на тормозах» и незаметно «рассосется сам собой». Не хватит сил и ресурсов. Сложно будет вовремя найти необходимые инвестиции.

Причина – публичные, то есть обращенные к максимальному объему ресурсодержателей, смыслы такого уровня качества, полноты и противоречивости, что доминируют на настоящий момент у основного объема активных операторов ресурсами, не способны ни переубедить, ни «перебить» потенциал неформальных смыслов, накопленный и «отточенный» за годы несовершенства и деградации системных смыслов.

Рентабельно действующие сообщества, не обремененные общесистемными издержками и не сдерживаемые общими ограничениями, умеют разумно, для себя, инвестировать в безопасность собственной жизнедеятельности.

Как правило, вектор активной защиты «теневиков» в такой ситуации будет переводить акцент оздаравливающего воздействия с системной болезни на отдельные особо яркие «прыщи».

«Ближних», но «не своих», при острой необходимости, «сдают» легко. «Бизнес» защищают – до последней иллюзии. Выглядит это классически – определенных «ненавистных бояр» сдают «стрельцам» и «народу».

Ситуация, когда Оздоровление подменяется Имитацией, видна отчетливо по появлению «новых людей» в сохраненных «старых схемах». Чем проблемней ситуация, тем интенсивней ротация статистов с мелкими интересами.

Единственная слабость таких сообществ-систем, она же их сила в оперативно-тактическом масштабе, это – «непубличность». Не публичные «объединения» – имеют меньшую способность по сравнению публичными сообществами (при эффективном поведении последних) аккумулировать большие объемы ресурсов и добиваться перевеса сил при постановке вопроса «ребром».

Однако для эффективного поведения требуется эффективная поведенческая программа.


ИДЕОЛОГИЯ, как функция.

Будучи оформленная в концентрированный набор правил, принципов, заповедей, прагматично и адекватно взаимосвязанных с законами оборота ресурсов в физическом и социальном мире, изложенная максимально современным языком и вневременным понятийным аппаратом, ИДЕОЛОГИЯ является эффективным инструментом активного управления ресурсами с помощью смыслов.

Посредством осмысленной ориентации структур управления и условно бесструктурно – информационно, ИДЕОЛОГИЯ оказывает влияние на управление личными ресурсами и управляет масштабными ресурсами социума. К тому же она объясняет связь масштаба управления «здесь и сейчас в рамках доступного» с масштабом «завтра и в максимально необходимом объеме».

Один человек, даже самый одаренный, непосредственно объединяет только то, что сможет удержать руками. Все остальное объединяют смыслы.

Миллиарды объединяются идеями и заложенными в идеях смыслами.

Инструментом-проводником смыслов и является ИДЕОЛОГИЯ. Она доводит смыслосодержащие управленческие импульсы до управляемых объектов и функционально связывает их с субъектами управления, согласовано объединяет их ресурсы и интересы. Особенно эффективно она способствует упорядочению ресурсов в ситуации недостаточной процедурной определенности. Но только в том случае, если действительно несет в себе сильные, непротиворечивые смыслы.

В обществе со здоровыми корнями даже при глобальных изменениях государственного устройства и смене политически экстраполированных идеологий, конструктивное начало и основная массы наработанного сообществом совокупного «позитива» сохраняется (Германия, Япония, Китай и т.п.). Обеспечивается это за счет крепости основополагающих жизненных принципов в условиях стабильности мировоззренческой системы координат.

Крепкие основополагающие жизненные принципы и стабильные системы координат в повседневности определяют многие процессы. Как то:

• Избрание и успешная деятельность верховной власти, не отягчаемые искусственно генерированными смысловыми издержками, как со стороны «врагов», так и от «друзей»;
• Эффективная деятельность государственной власти, поддерживаемой естественно организующимся обществом патриотичных, вменяемых и адекватных граждан;
• Разумное, влиятельное и ответственное поведение различных политических сил, руководствующихся общесистемными интересами (и граждан, и государства);
• Продуктивное управление бизнесом, с интенсивно и естественным путем растущей отдачей, снижением издержек «человеческого фактора» и повышением производительности труда;
• Гармоничная отстройка личностного пространства отдельного человека;
• и, наконец, – проблемы взаимодействия цивилизаций, столкновение культур, противоречия интересов их носителей и их общность.

Именно внятный ответ на вопросы и ясное понимание того – «Каким образом и насколько столь разные темы касаются каждого человека в повседневной жизни непосредственно, во взаимосвязи и каждая в отдельности? Какая реакция человека на проблемную основу этих тем будет для человека оптимальной?» способен подвигнуть наше общество на интенсивную самоорганизацию и развитие.

Упомянутые в этих темах и достаточно глобально обозначенные процессы имеют вполне осязаемые проекции в быту и действуют в реальном времени. Надо только это видеть, понимать, реально оценивать продолжительность продуктивных и инвестиционных циклов на каждом уровне. И, конечно же, адекватно и своевременно реагировать.

На вопрос «Зачем?» ответ прост – необходимое соблюдение соответствия проблем и способов их решения. Вне такого соответствия любые действия это – либо некомпетентность, либо злой умысел. Вещи достаточно дорогие для любого объекта воздействия.

В порядке примечания:

Ведущие направления в проектах, реализующихся в рамках и при содействии ФОНДА «ИДЕОЛОГИЯ»:

• оптимизация управляющих установок;
• снижение диссонансов и противоречий в разноуровневых управляющих системах координат;
• повышение эффективности системной организации в смысловой сфере;
• адекватное позиционирование проблем и эффективная постановка вопросов в процессе осознанного и осмысленного системного развития субъектов.

Отработка противоречий на уровне смыслов – это работа, во-первых, по нейтрализации искусственно поддерживаемых противоречий; актуализация и отработка в экспертной среде усиленно «вытесняемых» из информационного поля значимых противоречий; разработка и реализация проектов, направленных на снижение негативной энергетики проблем избегая создания новых.

Условно не ограничивается, на что именно направляется и чему больше способствует разработка актуализируемых тем, их выбор и акцентуация. Допускается и приветствуется согласованное участие или содействие в различных конструктивных, продуктивных и системно значимых процессах.

Задача, решаемая в рамках деятельности ФОНДА – содействие в достижении непротиворечивой эффективности, личной и системной.

Цель – полноценная насыщенная гармоничная жизнь, своя и других, в сколь возможно достижимой процветающей, благополучной, непротиворечивой системе.

«Поднимать» большую систему, непротиворечиво зарабатывать достойный «интерес» с «оборота» в эффективно «настроенной» системе, продуктивно работающей. А не закладывать жизнь за возможность «поиметь» с «хапка» «на поле боя после битвы».


При адекватном восприятии сегодняшней действительности достаточно быстро становится понятно, о чем речь. Все прозрачно и прагматично. Жить надо сегодняшним днем, но помня о вчерашнем и думая о завтрашнем.

ИДЕОЛОГИЯ, как инструмент, по своей специфике ориентирован на весьма объемный и массивный объект управления. Функционально – «масштабное достижение максимально возможно быстрого и адекватного установкам действия в инертных, но восприимчивых процессах, которыми неэффективно, либо невозможно управлять прямо».

Различные, на первый взгляд, темы оказываются естественным образом связаны многообразными ресурсами, особенностями их оборота и взаимной конвертации.

«Как именно связаны? Какую смысловую и функциональную роли при этом несут Культура, Мировоззрение, Религия, Идеология, Политика, Экономика, микроуровень Быта, внутренний мир личночти? При каких «системных настройках» страны и цивилизации стремительно развиваются, а при каких «рассыпаются в пыль»? Что делать? Чего не делать?»

В дискуссии «в лабораторных условия» эти связи, вроде бы понимают, в большей или меньшей степени, почти все. Но в реальной деятельности многие их упорно значимо не учитывают.

Причина – не выявленные или недостаточно проявленные противоречия смыслов в том, что считается правильным и полностью легитимным.

Чтобы развиваться и осознанно выстраивать эффективную, сильную, легитимную систему управления, без осознания ответов на подобные вопросы обходится только тот, кто ничего не строит, либо исполняет «советы» не думая.

И это лишь часть вопросов, на которые необходимо иметь ответы хотя бы для официальных управленцев – публичных лидеров власти.

Именно по этим темам придется вести публичный диалог, выстраивая возможность непротиворечиво объединять, при необходимости, ресурсы своего ближайшего окружения и общества в целом.

К тому же, никто не отменял аксиому – преуспевает тот, кто оказывается способен вести самую долгую осмысленную игру, а все ситуативные процессы и явления выстраивать лишь как частности Большой Игры. Проигрыши и потери, при таком подходе, со временем могут быть использованы в долгой игре как сильный ресурс, основание для пересмотра результатов масштабных процессов в свою пользу. Примеров в истории много, правда, многие из них, так получается, не очень популярны для публичного обсуждения.

В общем, понятно и по-своему логично, что власть, в первую очередь, ведет предметный диалог с носителями большего объема совокупных ресурсов. Но при честном сведении общего баланса такой диалог все равно выйдет за грань общения исключительно с крупнейшими собственниками, либо останется чрезвычайно мало жизнеспособным. При необходимости же устойчивой стабилизации системы, такой диалог «в расширенном составе» становится – просто неизбежен.

Таким образом, настройка и повышение эффективности системы через глубинную оптимизацию смыслов альтернатив не имеет. Не имеет альтернатив, правда, только для стратегических инвесторов – народа и высшей власти. Политической, духовной, экономической. Конечно же – внутренней. Оперативные и тактические игроки, не управляемые смыслами более высоких категорий готовы «играть» с любыми источниками и поставщиками ресурсов, лишь бы был рост их личных потенциалов. Даже если это рост подобен неконтролируемому росту клеток в организме человека – злокачественной опухоли.


«Новый-старый» взгляд на природу ресурсов.

При работе со смыслами есть правило – «работать с сутью».

Отсюда следует разговор о сути, способной к различным формам материализации – о ресурсах во всевозможных ипостасях, формах и проявлениях.

Выражение – «о чем бы ни говорили – речь всегда идет о деньгах» – частная редакция истины от «денежных» властей, в несбалансированном смысловом пространстве квалифицированно дискриминирующих обладателей иных ресурсов. Более или менее «технично».

Правильнее говорить – «о чем бы ни говорили – речь всегда идет о ресурсах».

Все – от четкой Картины Мира до самой мимолетной эмоции, все, что (или влияние на что) хотя бы раз в истории, хотя бы один человек попытался измерить универсальным конвертором ресурсов – деньгам или другими ресурсами – все это ресурсы.

Для человека – смыслы, вера, увлечения, страхи, эмоции, сомнения, уверенность, доверие-недоверие, зависимость, свобода и многое подобное – ресурсы высших степеней. Они, их потенциал, определяют оперативное управление ресурсами иных уровней, более предметных и материальных. Испытывая параллельно существенное обратное влияние. Именно эти взаимодействия и формируют реальность.

Приоритеты материальных и нематериальных ресурсов периодически меняются. Материальные ресурсы, как правило, чаще соотносятся с оперативно-тактическим уровнем проблем, а нематериальные – со стратегическим. Но четкой грани между ними нет. Даже религиозная вера в своем земном приложении для отдельного человека часто функционально сравнима с инвестиционно-кредитной политикой личности. Причем ошибки в духовной сфере особенно сложны в определении, продолжительны во времени (на сегодня самом необратимо невосполнимом ресурсе) и дороги в исправлении. Они программируют особенности жизненного пути. Часто – повторяющиеся жизненные проблемы лишь результат одной ошибки в воспитании на заре жизни. (Суицид, в этом плане, сравним с крайней реакцией психики на энергетико-ресурсную несостоятельность личности, не имеющую, в сознании субъекта, благоприятных перспектив роста или изменения в предполагаемом процессе жизни).

Желание улучшения качества жизни требует верной постановки значимых целей и надежного их достижения, продуктивного решения существенных для личности и сообщества проблем.

Проблема, которая, так или иначе, на протяжении последних 20-и лет поминается значительно чаще остальных и осознается особенно остро членами нашего общества во всех ракурсах – проблема ресурсов.

Особенности восприятия и позиционирования этой проблемы, доминирующие в информационном поле (не только российском) до сих пор искусственно воспроизводят и генерируют многие уже весьма понятные системные болезни.

Публичное позиционирование любой системной болезни, как претендующего на легитимность высоко доходного бизнеса – это уже несколько через край.

Поэтому когда процедурно «продавленные» и формально почти правильные комбинации, накапливают огромный объем ресурсов внутри системно некорректно отстроенного бизнеса и еще больший объем совокупных издержек от противоречия смыслов вокруг него, становятся ответчиками – логика системы очевидна так же, как и позиция граждан.

Некорректные масштабные операции с ресурсами нередко становились «пусковыми» механизмами глобальных процессов. Манипуляции с некоторыми видами ресурсами практически изменяли реальность. Где-то – локально, где-то – глобально.

Хлеб, водка, колбаса, нефть, газ, кредиты, автомат, баллистическая ракета, медикаменты, спокойствие, страх, радость, уверенность в завтрашнем дне, неуверенность в завтрашнем дне, доверие, удовлетворенность, обида, зависть, признательность, претензии, психологическая стабильность, сила, материальная или иная зависимость, свобода, жизнь, смерть, информация обо всем этом и многое другое – все это ресурсы.

Не все ресурсы равноценно и прямо взаимоконвертируются.

Не все ресурсы могут адекватно измеряться в универсальном условном эквиваленте-конверторе – деньгах.

Деньги, возведенные в сан самостоятельного, самодостаточного ресурса – имеют минимальное количество внутренних сдерживающих регуляторов (в сравнении с ресурсами другой природы), электронные виртуальные деньги – еще меньше. Никакой метафизики без реальности под их особенностями нет. Для нормализации многих разрушающих противоречий не хватает достаточно несложной, но квалифицированной коррекции ряда системных процессов под контролем гармоничных смыслов.

В связи с выше сказанным важно правильно понять, как так получилось, что, постоянно стеная о дефиците различных ресурсов и объединяя границами шестую часть суши, наше общество пришло к тому к чему пришло. Но это – тема отдельного разговора. (Как дополняющий и ориентирующий фон к текущим разработкам он будет присутствовать постоянно, но в основном как естественно существующий контекст). В общем-то, осознание данной проблемы и адекватная реакция на ситуацию – и есть естественный путь разрешения имеющихся проблем.

Признаки осознания ситуации и адекватности поведения имеются. Нюансы осознания в управляющей среде несколько отличаются от особенностей осознания в управляемой среде.

Пора конструктивно двигаться дальше.


Путь к системно эффективной модели управления ресурсами.

Поскольку сегодня вместе с решением накопленных проблем необходимо сколь возможно качественно решать текущие оперативные вопросы – актуализируется дополнительная установка. Суть ее проста и понятна – «Оживление всех конструктивных общественных процессов и достижение легитимного (непротиворечивого), самоорганизующегося притока максимума ресурсов всего социума на решение общесистемных задач». (С учетом того, что хорошее личное самочувствие граждан такая же общесистемная ценность, как здоровая экономика и армия, способная выполнять поставленные задачи и нести функцию гаранта национальных интересов).

Если установка на самоорганизующуюся мобилизацию эффективно не заработает – любая власть в масштабе нашей страны обанкротится после какого-то, не очень продолжительного и вряд ли красивого, периода затейливо манипулятивных маневров.

Иммиграционные стратегии восполнения ресурсов, как основной метод борьбы с надвигающимся банкротством, при более слабых «местных» смыслах, будут не поддерживать и «подпитывать» смыслы доминирующей общности, а поэтапно, системно начнут их «подменять», с перспективой на последующее горизонтальное перерождение. (Перераспределение, с перехватом управления активами и вывешиванием издержек на системно вытесняемых аборигенов – как пример подобных проектов, крайне выраженных и реализовавшихся– история североамериканских индейцев, ряд народов севера и т.п.).

Что касается длительности периода манипулятивных предпочтений.

Если формируемой «видимости» не верят существенно – инвестиции в создание «видимости» необходимы более (и в лучшем случае) технологам, осваивающим инвестиции, но никак не носителю совокупной системной политической ответственности.

Манипуляции основанные на коротких смыслах, сами по себе, имеют короткий срок позитивной продуктивности даже при самых благих намерениях. Но когда манипулятивные методы и сценарии решения проблем, становятся недопустимо противоречивы по смыслам и очевидны для всех – они в геометрической прогрессии начинают накапливать и суммировать «допороговые негативные потенциалы». Формально – все правы, но смыслов что-то делать – стало меньше.

По вектору и интенсивности стимулирующие импульсы вполне оправданно могут вызывать кратковременный мобилизующий стресс. Но не при каких условиях они не должны вводить граждан в «штопор» депрессии и ступора. Поскольку в таких состояниях резко падает иммунитет и становится невозможным эффективная жизнедеятельность. А тот, кто понимает и планирует суть происходящего – оперирует с умноженной интенсивностью.

Для эффективного и непротиворечивого привлечения ресурсов граждан в режиме инвестирования частных средств в развитие эффективной государственной системы (в широком смысле) – необходимы существенные изменения в системе управления обществом.

Необходим простой по сути, но существенный по следствиям, переход от системы управления людьми с помощью МИФОВ к управлению с помощью СМЫСЛОВ. Преимущественно.

Система управления реальностью должна быть максимально понятна и легитимна для субъектов и объектов управления на уровне смыслов. Причем – не только для отдельных специалистов по тяжелым системным болезням, а практически для всех граждан. Для этого – смыслы надо прояснять. При необходимости – оздоравливать. Тонкости же технологий – удел экспертов и любопытствующих, не надо этим насильно забивать сознание масс и плодить агрессивных дилетантов.

Для материального благополучия тоже, в общем-то, надо немного – необходимо чтобы крупные доходы были производными и приумножались от процветания граждан и государства, адекватно связанного с уровнем развития системы, а не от культивируемых проблем и «смазываемых» противоречий внутри нее. «Подниматься» должен «поднимающий» систему, а не наоборот.

Пропорции отрегулируются в адекватной системе по ходу движения.

Спорные ресурсные вопросы должны пройти через процессы и ритуалы, придающие ресурсообладателям статус легитимных собственников, как в юридическом поле, так и в сознании продуктивного большинства населения. Причем ритуалы должны быть действительно работающими механизмами – изменять в позитивном направлении особенности и параметры энергетики отрабатываемой проблемной ситуации.

В противном случае – конфигурация ресурсов должна быть законно изменена.

В конечном итоге, подавляющий объем материальных ресурсов в системе обитания должен перейти в более стабильное состояние, легко законно конвертироваться и своей работой/не работой не множить «взрывного» потенциала смысловых противоречий. (Тема разрабатывается отдельно).


Альтернатива смены модели управления для системы.

Абсолютно всегда доминируют и определяют процессы в любой системе самые сильные смыслы.

Когда, по разным причинам, не работают общесистемные управляющие смыслы высшего уровня (в иерархии смыслов, а не должностей управленцев), действует примат частных смыслов узких групп.

Очень часто локальные группы носителей интересов опираются на смыслы (соответственно – ресурсы) чуждых рассматриваемой общности стратегических инвесторов (инвесторов из «чужих» центров определения системных смыслов) и исключительно манипулятивные технологии (соответственно стратегии управления рисками и издержками).

Когда «разделывается» богатая ресурсами и потенциально способная на противодействие система – процесс «осваивания» имеет многоходовый сценарий. На начальном этапе «вырабатывается» внутренний потенциал успешного оперативного политического управления ресурсами.

Это хорошо известная в мировой практике, а в России еще не так сильно забытая, насильственная аппаратно-бюрократическая мобилизация ресурсов территории и масс.

В коммунистический период «отжим» шел в направлении внутрисистемных, не обозначаемых адекватно и в полной мере, сообществ. Они объективно вынуждены были заботиться о состоянии своего «склада» и «забора» вокруг него. А также, в какой-то мере, о тонусе «работников-ибн-ополченцев».

В условно демократический период «глобально» смогли только системно «попасть» и «обналичить» демонтированные фрагменты. В массе и системе – ни заработать, ни эффективно инвестировать пока не сумели. Модными стали заморские «склады». Системное инвестирование на «заботу» о местном «хранилище» и «производстве», а также другие системные настройки соответственно видоизменились.

Однако, необходимо признавать, что невероятно дорогой ценой удалось «купить» относительно бескровное избавление от глобальных смысловых противоречий, которые были запрограммированы в управляющей доктрине и грозили большей бедой.

Другое дело – переплатили с большим запасом, раз, никак до конца прекратить переплату не удается, два, и, три – появился риск по-новому повторить ущербные фрагменты предыдущей управляющей программы. А на ее ущербности давно научились зарабатывать все внешние и внутренние альтернативные соискатели ценных ресурсов территории.

Сейчас, когда вновь начали появляться легитимные «свободные» ресурсы у системы, главное – не приобрести себе новых лишних проблем.

В рамках возможного надо двигаться к системной эффективности, а не наоборот. Горячо обсуждаемая ныне проблема возврата в неэффективное прошлое состоит не в наличии, мощи и мобильности аппаратно-бюрократических технологий и ресурсов.

Проблема в том, что приложение их происходит на фоне противоречия смыслов, без предъявления убедительных аргументов и часто достаточно жестко против воли ресурсодержателей. (Точнее не воли, а интересов, потому что способность к волевому поведению значительно снижается при продолжительном психологическом прессинге и духовном разложении).

Присутствует и противоположный вектор приложения власти, вопрос – какой из них реально возобладает?

(Кстати - транснациональные операторы, играющие в геополитику и глобализм, здесь не имеются в виду. У них свои системы координат, четкие цели и центры постановки этих целей, как правило, совпадающие со «складами» легко конвертируемых ресурсов и инструментами их легитимизации. Так получилось! Механизмы поддержания волевого поведения у них тоже имеют свою природу. Не нужно их беспокоить, всуе).

Ресурсы, «отбираемые» официальными руководителями «упрощенно», от имени публичной власти, в массовом масштабе (хотя и технично), будучи формально «правильно» инвестированными в системные противоречия под видом их решений (всевозможные системные уступки оппонентам, с деструктивными алгоритмами деятельности и жестко противопоставленными смыслами) – способны полностью дезинтегрировать адекватное осмысленное поведение объектов управления. Или проще – если при решении политических проблем «на верху» раз за разом «внизу» отбирать у системно правильно ориентированных игроков ресурсы (или системно необоснованно поддерживать такой отбор) и по разным соображениям (тактический торг «на верху», более «богатая презентация альтернативного соискателя», коррупционный подкуп, кланово-групповая отстройка и т.п.) передавать эти ресурсы менее системно ориентированным операторам «внизу», то в системе возникает ценностно-смысловой ступор. (Феномены, активно проявившиеся в процессе партийно-политического строительства ряда политических структур, кои солидно организовались, но мало приблизились к уровню непротиворечивой ресурсной конвертации смыслов по вертикали «лидер – народ»).

В таком случае системные смыслы для массы объектов управления исчезают практически полностью. Даже самый маленький «пряник» развращает, большой «пряник» – не становится гарантией результата, а «кнут» становится эффективен только в виде гильотины. (Психологически это вполне объяснимо).

Далее, по порядку – лавинообразно накапливаются издержки, частично компенсируемые религиозными/условно политическими доктринами и, интенсивно теряющими в такой практике эффективность, информационными инструментами. Плюс к этому – отягчающий эффект резонирующего эха подобных проблем из недавнего прошлого. (А ведь тогда эти проблемы уже «справились» с более крупной системой).

Поддержание эффективности специфических информационных инструментов в такой ситуации обеспечивается попутным искусственным «переключением» и «оглуплением» потребителей массовой информации. Сопутствуют этому соответствующие изменения в системе образования, воспитания и массовой культуре. В них компонент, развивающий системное восприятие и управление «мягко» вытесняется приматом «узкой специализации». Причем не только в оперировании, но и в осмыслении.

Оппозиция, эксплуатирующая всевозможные «диссидентские ниши» и нередко продуцирующая свой ресурс на безответственной спекуляции смыслами, вырванными из системного контекста, получает колоссальные возможности. Сознание «вечных борцов против», в ситуации переизбытка ресурсов, постоянно реализует одну и ту же программу – «чем хуже, тем лучше», какими бы красивыми и благостными формами это не скрывалось. Главное – перехват власти или хотя бы ее обрушение, на худой конец – банкротство. Адекватность и иммунитет общества в целом – резко снижается. Еще больше снижаются возможности и увеличиваются издержки на внешнеполитической арене, даже касаемо своих внутренних интересов.


Особенности оборота ресурсов в проблемном смысловом поле.

Однако, российское общество в ХХ веке постоянно получало «прививки». Как отрицательные, так и положительные. Мир тоже несколько изменился:

накопились и приумножились всеобщие глобальные противоречия;

на порядки выросла коммуникативная динамика в информационной цивилизации;

никуда не делись внутренние «засады», в той или иной степени, системно заложенные практически во всех религиозных доктринах. Ситуация, когда крупные религии, при неосторожном поведении своих адептов, рискуют уж совсем явно выступить и обозначиться как крупные, солидные, несколько более ответственные бизнесмены на рынке человеческого сознания, где мелкими, но наглыми дельцами шныряют циничные и алчные «беспредельщики» – «сектанты-однодневки» и «миссионеры-сетевики», плохо влияющие на состояние крупных операторов, чревата серьезными проблемами;

и много чего еще.

С учетом добавленных современных ограничений – упрощенный управленческий алгоритм, основанный, преимущественно, на блефе или некорректном смысловом управлении, исходящим со стороны одних, и на культивировании заблуждений у других, либо их обмане – непродуктивен и снижает жизнеспособность системы в целом.

Во всяком случае, такой алгоритм требует постоянной внешней накачки ресурсами. А это – или конструктивный обмен, что сложно при наличии некорректного смыслового управления, или война – «горячая», «холодная», «невидимая», информационная, торговая, все вместе или какая еще. Война, как наиболее активная форма обострения межсистемных смысловых противоречий.

Войны дают доходы только очень крупным, стратегическим инвесторам. Все остальные просто умножают или временно переакцентируют ресурсно-смысловые противоречия своих систем. А также – активно мрут на фоне своих заблуждений и часто – очень кратковременных «правд». Либо, в наименее противоречивом случае, просто стараются защититься и выжить, оздоравливаясь жестокими методами, но многое при этом неизбежно теряя.

Суженным, до выгоды малого круга носителей интересов и смыслов, путем может произойти лишь постепенная внутренняя смысловая дезинтеграция, общая системная деградация и проигрыш внешним агрессорам. В камуфляжах они будут, хитонах или белых воротничках – не суть важно. В отсутствие связующих смыслов всегда происходит распад и утеря контроля над своими ключевыми системными активами. Даже если «поклонники» устойчивого правителя ходят строем (как и всегда на пике популярности лидера), а кто в действительности устанавливает системные управляющие смыслы и значимо влияет на активы без ведома хозяина – долгое время не проясняется отчетливо.

Ресурсы в упрощенных схемах «осваиваются» очень быстро, «по накатанной». Но гарантированно их сохранить, даже «зарыв» на стороне, далеко не всегда удавалось и раньше. Сейчас же более чем когда, возможные издержки сложного сценария мирового развития способны сделать нерентабельными для наших крупных внутренних политических игроков любые упрощенные схемы. В результате совершенно различных процессов вывезенные условные ресурсы могут значительно обесцениться или окажутся заблокированы. А внутри страны на рынке ресурсов будут работать иные финансовые инструменты со своими резонами.

Для любителей же очень коротких «игр» на внутреннем рынке, при сохранении нынешних тенденций, возможности оперировать значимыми ресурсами будут постоянно уменьшаться в объеме. Операторы должны перестраивать свои доходные схемы или бросать вызов системе. Однако, когда системы укрепляются «бодаться» с ними ради мелких шкурных интересов – нерентабельно и весьма опасно.

Для соискателей крупных результатов надо выбирать системную команду и играть по ее правилам. Привнося что-либо ценное в новых обстоятельствах, не ослабляя ее своей «помощью», не ухудшая ее «генотип» и «кредитную историю».

Широко практикуемое сегодня «говорение» правильных слов и повторение популярных лозунгов – отмечается как текущее, публичное подтверждение лояльности, но при несистемном или некомпетентном поведении – как ценный в перспективе актив уже не засчитывается.

Особенность и отличие настоящего момента - кто персонально находится на местах у власти сегодня и окажется в ближайшем будущем важно, но на порядки менее важно, чем было на предыдущем этапе. Точнее – усилия целевым образом направлены на снижение приоритета данного критерия. Инструменты и методы предполагается применять – законные, но жесткие. Жесткость, пока, не как избранный стандарт, а как сигнал решительности в достижении цели.

В новых условиях важнее – по каким правилам будет развиваться действительность, какие алгоритмы оборота ресурсов (причем – всего спектра ресурсов, материальных и нематериальных), а также стандарты их публичности, будут доминировать на новом этапе. И, соответственно, насколько эффективно ведущие операторы смогут им соответствовать. Но соответствовать тому, что некорректно определено очень непросто. Затянувшееся ожидание внятных управленческих сигналов неизбежно сменится «рысканьем» в попытке нащупать реально востребованный и приемлемый алгоритм системного поведения.

Усложнять ситуацию не стоит – не надо лишь делать очевидных ошибок и упорствовать в них. Тратить дорогие ресурсы на лишние санкции – не заинтересован ни один адекватный и эффективный лидер. Тем более – сегодня.

Одна из самых актуальных управленческих тем для системы в период роста (особенно «после кончины по причине смерти в виду несостоятельности» ее предшественницы) – формирование управляющей системы координат, которая станет основой управляющей Картины Мира. Ориентация и «привязка к местности» происходит, как и всегда, через определение того, «что должно быть» и «чего быть не должно ни при каких обстоятельствах». И через соответствующий контроль этого во власти и не только.

В период интенсивной оптимизации и перегруппировки лидеру требуется публично и очень контрастно определить – к чему надо стремиться. А также – «вещи», объем которых должен стремиться к нулю, статистически и качественно становиться не значимым. Причем определяющие установки внятно должны опираться на смыслосодержащее ядро строящейся системы.

Как пример работ по настройке системы – фрагменты некоторых тем в данном направлении (в примерном изложении), по которым поддерживаются профильные проекты и разработки:


Тема: «Содержательно-смысловые проблемы структур управления. Государство, общество, личность».

К чрезвычайно популярному посылу – «Во всем виноваты чиновники, исполнители от власти».

«… Если всему обществу и в особенности системе государственной власти (без разницы – на вершине управленческой пирамиды или в низовых звеньях) будет предложена ложная или не корректная, ущербная в целом или в значительной мере противоречивая Картина Мира, и столь же не корректная системообразующая программа активного управления совокупностью материальных и нематериальных ресурсов (Идеология),

и, соответственно,

диссонанс в продуктивных процессах и смысловые противоречия (явные или скрытые), видоизменяясь и маскируясь, будут культивироваться на всех уровнях – от вершины национально-государственной общности до индивидуума (и в культуре общества, и в политике, и в экономике, и в частной жизни человека),

то, в таком случае, можно:

тратить ЛЮБОЙ объем ЛЮБЫХ ресурсов,

обещать обществу ЛЮБЫЕ приятные на слух вещи (и даже многое давать, что, правда, маловероятно по логичным в таком случае системным ограничениям),

пугать, давить, наказывать и т.п. (что бывает сложно практиковать продолжительное время по причине все тех же ресурсных ограничений системы соответствующей эффективности и динамики роста в ней издержек от той же противоречивости) – результат всегда будет неудовлетворительным. С устойчивой тенденцией на упадок и перспективой на распад – полную энтропию системы существующего содержания и формы.


Тема: «Коррупция».

Следует отметить, что непринципиальные улучшения возможны и в разлагающейся системе. Но они кратковременны и цена их неадекватно велика. И что самое грустное – чаще всего они технологически используются на отстройку благоприятных обстоятельств для реализации попытки взять у общества кредит, существенно превышающий инвестиции, сделанные в создание такого временного «благополучия». Понятный агрессивный бизнес с видимыми результатами.

Кредиты, как и другие, легко «осваиваемые» ресурсы, в некорректно отстроенной системе, в большинстве случаев, употребляются не целевым образом. Минимально возможная часть кредита, при этом, тратится на поддержание виртуального благополучия, блефа, а также – на «смазывание» и поддержание в управленческой системе оперирующей ресурсами «адресно-продуктивных» системных противоречий. Это характерно и для политики, и для экономики, и для всех иных видов власти над ресурсами. И особо – в коммерческой сфере (где меньше «коротких» смысловых ограничений), прямо или косвенно претендующей на внешние (как вариант – бюджетные) ресурсы. Из этого корнями произрастает такое явление как коррупция. Коррупция опасна тем, что именно она, на определенном уровне, объединяет экономические и политические антисистемные алгоритмы оборота ресурсов воедино.

Коррупция, по сути, есть – системная неэффективность, отстроенная как высокодоходный бизнес, способный к активной, жесткой, квалифицированной, системной защите, бизнес нелокализованный и неограниченный вертикально.

Для «мелких» соискателей интересов за счет системы, коррупция – цель. Для крупных – средство и инструмент системных гарантий. Разница в масштабах цели и местоположении ядра интересов активности. Так же, как наиболее резонансные преступления против личности, будучи крайне негативными явлениями, подлежащими пресечению и искоренению, в подавляющем большинстве являются следствиями ресурсных преступлений иных масштабов. Следствиями прямыми или опосредованными. По-своему, даже как бы небольших «аристократических» вольностей «очень больших» людей. Кажущаяся не связанность, либо чересчур общая связь в общественном сознании подобных ресурсных действий с наиболее предосудительными проявлениями отдельных представителей социума – дорого обходится системе. В пиковые моменты системных кризисов цена точного понимания вопроса – физическое выживание нации. С адекватной, прагматичной и своевременной работой по спектру затронутых проблем напрямую и непосредственно связано оздоровление системы.


Тема: «Иерархическая пирамида-цикл оборота смыслов, управляющая человеческой общностью, индивидуумом и сообществом. Фундамент эффективной системной идеологии – непротиворечие смыслов».

I. Иерархическая пирамида – цикл оборота смыслов, управляющих человеческой общностью, индивидуумом и сообществом.

Уровни отличаются продолжительностью своих основных функционально-содержательных циклов и масштабом управляемых ресурсов, спецификой соответствующих алгоритмов оборота ресурсов и инструментально-смысловым предназначением уровня в системе.

1. В человеческом сообществе практикуется иерархически организованный, замкнутый цикл оборота смыслов «Мировоззрение – Религия – Идеология – Политика – Экономика – Быт – Мировоззрение». (Под Бытом подразумевается уровень повседневных, «житейских», «кухонных» правил, законов, смыслов индивидуумов). Составляющие звенья этого циклапринципиальные алгоритмы и, одновременно, инструменты управления ресурсами (1), по-модному сейчас – матрицы различных уровней-степеней для управления ресурсами, их «горизонтальной» и «вертикальной» конвертации смыслами соответствующего уровня.

Отличаются они по продолжительности главенствующих продуктивных циклов эффективной реализации своих ключевых задач (1). Соответственно, в общем, от более продолжительного и инертного до менее. А также – по динамике (2) и скорости воздействия (3) специфических управленческих технологий, по масштабам ресурсов, управляемым из единых центров (4) и по объемам объясняемого Мира (5).

Функционируя в конкретном обществе, в сумме звенья цикла формируют определенную Культуру этого общества.

Для определенной полноты картины – в той или иной Культуре Естественная Наука занимается посильным познанием доступного ей Мира, исходя из имеющихся культурных установок и технологических достижений.

Осознаваемые смыслы более высоких уровней, системно доминируя, позволяют более успешно, гибко и непротиворечиво управлять масштабными ресурсами в более продолжительной перспективе и способствуют минимизации издержек от противоречия смыслов. Выбор уровня осознания жизни по-прежнему остается за человеком. Не желающий видеть перспективу своих действий и при этом обижающийся на неожиданности в своей судьбе человек – просто предпочитает обманываться изначально. Если такой человек адекватно определяет свою жизненную нишу – это его выбор. Если неправильно – он утомиться получать от жизни «намеки» о несоответствии.

(подробнее>> основа деятельности)

(Концепция разработана и предложена А.М. Кондратьевым в рамках ЦСР Межрегионального общественного ФОНДА «ИДЕОЛОГИЯ». Концепция - ПРОИЗВОДНЫЕ СХЕМЫ ).

2. «Эффективно действующие, системообразующие, продуктивные схемы и алгоритмы управление ресурсами имеют перспективу долгой и успешной жизни, если они находят свое адекватное, не противоречивое отражение во всех звеньях-уровнях цикла управленческих смыслообразующих программ «Мировоззрение – Религия – Идеология – Политика – Экономика – Быт – Мировоззрение».

Каждое звено содержит в себе фрагменты-отпечатки остальных звеньев.

Что касается отдельных аспектов пристально рассматриваемого вопроса – «идеологии».

Аксиомы:

• Идеология, полностью не учитывающая в себе каких-либо звеньев из означенного цикла и/или значимо конфликтующая с другими звеньями, либо неадекватно замещающая представление одного звена в себе представлением другого, будет тем слабее, чем больше «горизонтальных» и «вертикальных» противоречий она в себе содержит, и больший диссонанс генерирует.

• Избыток противоречий какое-то время стимулирует развитие, но, не будучи своевременно снят, быстро истощает систему и снижает ее жизнеспособность в фиксированном (не изменяемом) состоянии.

• Если не происходит гармонизации процессов, то после короткой экстенсивной внутренней (экспроприация) или чуть более продолжительной внешней (агрессия) экспансии происходит коллапс. Система оказывается в состоянии глубокой энтропии и перестает идентифицироваться как самостоятельное образование, становясь по сути «ничейным» источником ресурсов, несколько обремененным «мелкими паразитами» (2).

• За необратимой энтропией следует полный и окончательный распад системы на менее делимые и более стабильные элементы, подходящие для поглощения и ассимиляции.

(Здесь представлен фрагмент разработки).


Тема: «Идеология, как характеристика социальной организации».

В сложных условиях к выживанию и эффективному существованию оказываются способны исключительно сообщества, прочно объединенные идеологиями своего смыслового уровня – своими продуктивными идеями, практикуемыми алгоритмами оборота ресурсов.

Наиболее жизнеспособными оказываются – близкородственные, религиозные, национальные, криминальные общности. (Один из основных ресурсных инструментов – применение технологий «двойных стандартов» в отношении «чужих», на основе своей Картины Мира, своей Системы Координат, своих стандартов и управляющих ценностей). (В них соотносятся масштабы ресурсов и смыслов).

На порядок менее эффективны в проблемные периоды для системы – корпоративные сообщества. Из-за отсутствия качественной системной идеологии именно в государственных корпоративных общностях образуются наиболее злокачественные метастазы. (Наличие превосходства системных ресурсов над системными смыслами выводит эти общности на активную, не легитимную «охоту» за иными, «свободными» ресурсами).

В условиях больного государства еще на несколько порядков хуже всех действуют – насильно «объединенно-мобилизованные» общности. Общности, где политические декларации делают одни, частичную имитацию исполнения заявленного берут на себя другие, проблемы отрабатывают третьи, а ресурсные результаты, в значимом объеме, получают все, кроме работающих – без корректировки смыслов не выполнят свою системную задачу никогда. (Ни сильных смыслов, ни увязанных с ними ресурсов, ни убедительного метода их непротиворечивого обретения).

Формальные, но слабо подкрепленные сильными смыслами, «бумажные» законы всегда будут проигрывать неформальным, ресурсно подкрепленным смыслам.

Обладающие существенными ресурсами сообщества, функционирующие преимущественно на основе близкородственных связей, выигрывают в «монолитности», но за счет объективной генетической и квалификационной ограниченности уступают, как правило, в эффективности. Часто они являются организационными ступенями начального уровня, в дальнейшем теряют свою актуальность, либо эволюционируют в более устойчивые формы.

Наиболее мощными и эффективными, в ситуации идеологической несостоятельности государства, оказываются религиозные, национальные, криминальные сообщества с четко выраженными управляющими ценностями и доктринами.

Исходно, будучи разными феноменами, они обладают технологически и функционально схожими элементами.

Именно качество соответствия их реальных стратегических целей практикуемым алгоритмам управления ресурсами, делает их стабильными и живучими. Эффективные идеологические доктрины, корректно сочетающиеся с их мировоззрением, управляющими ценностями и стандартами повседневных, «бытовых» отношений, делают их преуспевающими операторами ресурсов социума.

Неформальный или/и «теневой» характер их лидерства не уменьшает их авторитета в кругу «посвященных», но при этом способствует переносу части издержек от практикуемых ресурсных отношений на других – государство, общество, конкурентов, стихийные бедствия и т.д. Своего рода – «оптимизация».


Тема: «Религиозные доктрины и институты, как структуры управления ресурсами».

Фундаментальнейшую роль в управлении глобальными и инертными массивами ресурсов человеческого сообщества играют религиозные институты (8). Посредством своих доктрин они способны стабилизировать общество в период серьезных сомнений и испытаний. Целые народы, из последовательных приверженцев религиозных доктрин, оказываются способными действовать под их влиянием вопреки логике прямых материальных ресурсных условий внешней среды. Так же им удается достаточно динамично аккумулировать общественные ресурсы, смещая ориентиры и акцентуируя ценностные установки, организовывать крупномасштабные процессы с широким участием масс – крестовые походы, джихад и т.п.

История показывает, что, к сожалению, проще всего, при поддержке части активных операторов высоких смысловых уровней управления, массы мобилизуются на условно оправданную экстенсивную экспансию – решение своих проблем с помощью чужих ресурсов (9). Далее, по «инвестиционной привлекательности», если иммунитет и системообразующие идеи общности не утеряны – на структурированную и организованную защиту от внешней экспансии.

И только после «полярных» ситуаций следует гораздо более инертная способность к эффективному взвешенному алгоритму решения проблем. Да и то, только после длительной по времени и кропотливой высококвалифицированной работы влиятельной части представителей данного сообщества. Работы, направленной на конструктив, без провокационности и без противоречивых «подзадач».

Инструментами, оформляющими управляющие ценности крупномасштабных и многоуровневых социальных систем в применимую для решения практических задач более или менее материальную форму – форму относительно универсальных нормативно-регулирующих управленческих алгоритмов – являются религиозные институты.

С учетом их особой природы, традиций этой сферы человеческой жизни, а также их влиятельности, силе и возможностям управлять всем спектром ресурсов в самом широком диапазоне – вопрос их серьезного изучения дело чрезвычайно тонкое. Не учитывать подобное могут только безответственные и безрассудные люди. Но разрабатывать данную тему именно в таком аспекте вынуждает та же ответственность. Ибо, в противном случае, для решения соответствующих задач, придется противоречить многим установкам и проповедуемым смыслам этих же вероучений, и пытаться препятствовать развитию ответственного человеческого сознания, а значит – существенно утерять способность эффективного благотворного влияния на цивилизационные процессы в пределах доминирующих культурных традиций.

С большим уважением относясь ко всему, что способно удержать человека и человечество в целом от приумножения абсолютного для всех зла и что, как правило, ассоциируется у конкретных людей с вполне определенными доктринами и авторитетами, не считаю полезным снижать эффективность этой стороны жизнедеятельности таких феноменов. Нет большого смысла и полемизировать с ними на тему «Есть или нет?», требовать чудес и доказательств существования. То, что, так или иначе, способно поддерживать добро, не приумножая зла – достойно функционирования. И к тому же не эта часть культов нас в данном ракурсе интересует.

Посему стоит принести извинение всем, кому может показаться, что их религиозные чувства могут быть непреднамеренно задеты, даже если этому не будет ни малейших оснований, и коснуться ряда принципиальных проблем.

Исходно – Высшие силы (законы) всемогущи, абсолютны и самодостаточны по определению, как Высшие. Они не паразитируют на ресурсах людей, привлекая их через приверженность той или иной доктрине. В рамках своей компетенции, по определению они вполне способны справляться сами.

Пристального же внимания достойны, во-первых, алгоритмы оборота всех видов ресурсов (в самом широком понимании), запрограммированные в доктринах. То есть закрепленные там же правила взаимодействия и сосуществования между людьми, решение проблем столкновения интересов, отношения среди «своих» и видение «других». Во-вторых, обозначаемый публично смысл существования и особенности деятельности самих религиозных институтов. В-третьих, взаимосвязь и взаимодействия между приверженцами разных доктрин, подкрепляемые и обеспечиваемые своими институтами. И, в-четвертых, оно же – «во-первых», отражение тех или иных религиозных общностей со всеми их сопутствующими ресурсами во «вне религиозной» жизни, иными словами «в миру».


Тема: «Проблемы и особенности взаимодействия цивилизаций, столкновение культур, противоречия интересов их носителей и их общность».

«…Активное участие различных субъектов в политике и в экономике – стандартная форма реализации алгоритмов управления ресурсами на исполнительно-технологическом уровне. То, что форма реализации программируется идеологией, которая исходит из определенных ценностных установок доминирующего мировоззрения (религиозного, национального, «транснационального», криминального или иного) вполне традиционно.

Исходя из всего выше сказанного, абсолютно не принципиально какой национальности и вероисповедания отдельно взятый человек. Русский, азербайджанец, украинец, грузин, белорус, еврей, татарин, армянин, чеченец, таджик, китаец, латыш, индус или кто-либо другой. Христианин (православный ли, протестант или католик), мусульманин, иудей, буддист, даосист или представитель иной, более редкой конфессии.

С точки зрения приоритета ценности человеческой жизни вообще и свободы осознанного принятия каждым своего жизненного пути принадлежность к той или иной национальной или конфессиональной общности значения не имеет.

Огромное и принципиальное значение имеет другое – «В рамках каких алгоритмов управления ресурсами, на основании каких ценностей преимущественно суммируются и кем управляются ресурсы этих «отдельных людей»?

Сложившись, на какие цели эти ресурсы используются преимущественно?

Как определенным образом структурно организованные ресурсы «резонируют» с ресурсами более низких и более высоких уровней?

Как многопрофильные ресурсы разных локальных сообществ сочетаются, насколько совпадают или не совпадают, с интересами макросистемы, в которой рассматриваемые общности осуществляют свои алгоритмы оборота ресурсов? То есть – в какие цели, задачи и процессы, кроме минимального жизнеобеспечения, они инвестируют свои ресурсы? Что поддерживают, а что сдерживают?

В рамках каких именно общностей и как, эти сложившиеся и накопленные ресурсы позиционируются в глобальных политических, экономических, военных, конфессиональных, национальных и других спорных вопросах? Какими аргументами и методами мотивируют свою позицию?

Где находится национальное, конфессиональное, иное ядро, генерирующее смыслы, цели и стандарты? С какой территориально-государственной общностью максимально соотносится в продвигаемых смыслах официальная «штаб-квартира» и неформальные управляющие центры? Внутри рассматриваемой системы или вовне? Если вовне, то каковы отношения в треугольнике между общностью, государством обитания общности и внешним для территории обитания авторитетным для общности источником смыслов?

С какой стороны, по отношению к легитимному, законному оператору системных интересов граждан – государству, где осуществляют свою жизнедеятельность и приобретение ресурсов, оказываются в экстремальные моменты истории страны различные общности? Мотивы позиционирования, явные и скрытые?

Кто, по ходу ведения организованной, качественно значимой жизнедеятельности сообществ (политической, экономической, «неформальной») сохраняет, существенно теряет или приобретает ресурсы, увеличивает или сокращает ареал своих интересов? Чем это сопровождается? Между кем и как перераспределяются положительные дивиденды и негативные издержки перемен?

Какие механизмы гарантий и легитимизации ресурсных изменений используют различные группы интересов? Где расположены эти правоустанавливающие механизмы – внутри государства обитания или вне его?



Практически каждый из упомянутых вопросов – достойная тема для отдельной разработки, имеет свое ресурсное выражение и инвестиционные «резоны».


Продолжение, как резюме.

Идеология: идеи и смыслы.
Упорядочивание в организованном обществе должно происходить системно – как результат деятельности настроенной структуры-системы, а не исключительно как следствие персонального участия отдельных личностей, облеченных более или менее высокими полномочиями. Да так и не бывает.

Герои (реальные и сотворенные) публично задают стандарты-ориентиры, мудрые правители, не злоупотребляя героическими стандартами, ориентируют, настраивают и поддерживают в тонусе систему управления, а масштабную работу делает масса, будучи непротиворечиво объединена.

В связи с обстоятельствами, в том числе отмеченными выше, для качественной настройки и последующей эффективной работы системы формата государство–общество–личность очевидно необходима управляющая программа.

Вербализованной смысловой программой, способствующей постепенному приобретению обществом свойств самоорганизующейся системы и позволяющей публично, согласованно управлять крупным объемом разнородных ресурсов является ИДЕОЛОГИЯ.

Идеология, как управляющая, программирующая информационная субстанция, сама по себе, вне соответствующего сопровождения, не преображает Мир.

Вместе с тем:

Идеология – дает ее обладателям-носителям «точку опоры», привлекает ресурсы к понятно обозначенному смыслами управляющему центру, попутно структурирует смыслы и ресурсы.

Идеология – гибко предлагает и четко задает в режиме реального времени принципиальный алгоритм оборота ресурсов, определяя стандарты и общие правила оборота (продуцирования, конвертирования, потребления, обмена и т.п.).

Идеология – соизмеряет параметры целей и ресурсов на достижение целей, определяет общие принципы сбалансированного сочетания целей и ресурсов по времени.

Идеология – формирует динамичную эволюционирующую ресурсную среду с отчетливо выраженным вектором развития.

Идеология – вводит свои детализирующие коррективы тактического характера в управляющую систему координат, которая формируется сочетанием общекультурного и религиозного мировоззрения, практикуемого в социуме (особенно по параметру «хорошо – плохо»).


Эффективная идеология.
Эффективная идеология управляет ресурсами части общества, осознанно принявшей ее, увеличивает «скорость движения» системы, параллельно определяя системообразующие «правила движения», общее описание особенностей избранного «маршрута» и способы эффективного продвижения по нему.

Эффективная, «хорошая» системная идеология, стабилизируя и ускоряя движение к избранным целям, уменьшает противоречивость, гармонизирует систему в целом.


Неэффективная идеология.
Неэффективная, «плохая» идеология – ведет к исчерпанию системных ресурсов, в первую очередь – наиболее доступных. «Опускание» системы происходит через накопление смысловых противоречий и издержек, маскируемых до критической массы, разрушающих смыслы продуктивного поведения «усталостных нагрузок».

Соотношение трех основных методов получения и управления ресурсами – продуцирования, агрессии и паразитизма, в здоровом обществе, осознанно контролируется и регулируется.

Идеология публично задает, настраивает и регулирует на уровне смыслов параметры и предпочтительные данной системе алгоритмы оборота ресурсов, которые и определяют суть системы, ее потенциал и перспективы.

Неэффективная система бедная ресурсами неинтересна никому, кроме внутренних паразитов.

Неэффективная система богатая ресурсами всегда является объектом интереса других систем, которые, в зависимости от качества своих интересов, могут проявляться в различных ипостасях. Также неэффективная система всегда является объектом внимания паразитов всех уровней – от крупных внешних, до самых разных внутренних. Причем крупные внутренние паразиты свои жизненно важные процессы (в социуме – доходные трансакции, бизнесы) основывают именно на неэффективности системы.

Всякий выступающий за повышение эффективности и снижение издержек системы – принципиальный противник, угрожающий стабильности паразитов, не способных корректировать свои алгоритмы оборота ресурсов.

«Неэффективность системы – самодостаточный бизнес системных паразитов».

«Кампанейщина» - традиционный способ субъектов, встроенных в систему управления и практикующих паразитические алгоритмы оборота ресурсов, подменять процессы лечения и коррекции негативных алгоритмов оборота ресурсов масштабным имитированием позитивные процессов. Попутно рассеивается продуктивное воздействие посредством применения неадекватных санкций к второстепенным или случайным лицам, а также – перехватывают ресурсы и управление импульсом перемен».


У социальной системы, критично перегруженной паразитами (постоянными, ситуативными, внешними, внутренними, а также не легитимными иждивенцами) всегда возникает проблема с четким определением и публичным позиционированием в обществе своей продуктивной жизненной управляющей программы – идеологии.

Причина очевидна и проста – эффективная идеология автоматически задевает интересы «неэффективной системы». (И хотя очевидно, что в режиме адекватного диалога «задевание» интересов все-таки лучше, чем в режиме бунта, террора или вымирания, понимание этого, как правило, появляется либо в период репрессий, либо задним числом).


Критические ограничения эффективного развития социальных систем.
Для выживания системы вообще и для оздоровления управляющей информационной программы (идеологии) любой общности, критически проблемной становится ситуация, когда в управляющем звене системы на ключевых (не обязательно первых) позициях доминируют паразиты (субъекты-команды). В таких случаях практикуются неэффективные и не легитимные (либо псевдолегитимные) алгоритмы управления ресурсами. Эти субъекты-команды не всегда эффективно даже для себя, но всегда доходно, организуются с помощью четко определенной для всех «своих» идеологии (которая, как «организатор среды жизнедеятельности», явно или скрыто, существует всегда).

Для всех «не включенных», информационная управляющая программа, продвигаемая такими субъектами, снижает адекватность восприятия, волевую составляющую личности, продуктивную способность, увеличивает инфантилизм и иждивенческие настроения, повышает зависимость от «тарелки супа» при опускании реального уровня притязаний. Параллельно неэффективной системе формируются удобные, но малоэффективные в продуцировании объекты управления (индивидуумы и общности). Иные – вытесняются в маргинальную сферу и подавляются массой и объемом «малоэффективных», управляемых «состоятельными» игроками. Маргинальность бывает реальная, бывает – надуманная.

Управленцы, практикующие неэффективную идеологию, оказываются, как правило, обременены обилием внесистемных и антисистемных частных интересов. А построенные ими локальные управленческие системы особенно интенсивно и масштабно накапливают издержки и «усталостные нагрузки». Причем значительный объем накапливаемых издержек может быть продуктом деятельности совершенно других субъектов, вплоть до оппонентов, публично критикующих со стороны и позиционирующих себя «противниками режима». И хотя действующих, при этом, не менее деструктивно для системы в целом, но использующих больше уровней управления смыслами в своей борьбе за обладание полного контроля над формированием режима.

Однако, противоречивость и неэффективность публичного управления реальными смыслами в продолжительной перспективе, и соответствующая этому жизнедеятельность таких управленцев, нередко приводят к обвальному накоплению всех системных издержек вокруг них персонально.

Инвестиционная привлекательность таких персон и команд, их систем и «прилегающей территории» приобретает выраженный отрицательный знак даже у «своих» людей ближнего круга, не говоря уж об иных, крупных внешних стратегических инвесторах, противниках и конкурентах. В означенной диспозиции продолжают «вкладывать» в такие проблемные «объекты» в основном «инвесторы»-операторы, мягко говоря, не отягощенные сентиментальностью к самому объекту и его будущему.

Принципиальная особенность, «бичуемый» объект, пройдя определенный уровень концентрации персонального и системного негатива, не предпринимающий значимых успешных действий по оптимизации смысловых противоречий сообщества, начинает аккумулировать почти весь системный «негатив». А кроме того, он служит «пугалом-загонщиком» ресурсов, типа «оси» или «империи зла», обеспечивающим постоянно увеличивающуюся концентрацию ресурсов общества вокруг наиболее раскрученного и агрессивного системного оппонента. (Далеко не факт, что такие контрсилы обладают лучшими системными смыслами (особенно – в дальней перспективе реализации своих планов), но они более квалифицировано отстраивают свою деятельность по всей вертикали смыслов в целом и не позволяют другим заставлять их совершать грубые ошибки).

В таком случае все горизонтальное сообщество влиятельных игроков перестает предпринимать попытки оздоровления, действует малоэффективно, а акценты по всем системным издержкам смещаются на неэффективного доминирующего субъекта.

Единственный вид внутренних ресурсных отношений, прогрессирующий в таких условиях (особенно внутри публичной структуры управления, содержащей «узкую» группу) это – многоуровневый ресурсный паразитизм, очень жесткий, с «длинными» смыслами в декларациях и «короткими» в делах.

В подобных обстоятельствах эффективность системы падает даже при благоприятных условиях. В неблагоприятных условиях – процесс идет еще быстрее. Чтобы его затормозить приходится «изыскивать внутренние резервы» – «засвечивать» альтернативные, в прошлом – «свои», источники дохода от общей системы.

Однако, в таком случае резко обостряется внутригрупповая обстановка, так как подобные шаги конфликтуют со смыслами идеологии, сформированной и практикуемой в противоречивой системе. Обостряются ресурсные противоречия внутри «группы» «своих».

Со временем, главным смыслом существования «некорректно» накопленных ресурсов и поддержания продолжения действия соответствующих ресурсных алгоритмов становится – замедление истощения своего чрезвычайно противоречиво накопленного потенциала и оплата «процентов по издержкам».

При этом корректная система не строится, не усиливаются здоровые составляющие, остающиеся в том, что есть.

Стратегия «откупа от проблем за счет накопленного», со стороны доминирующих в системе лидеров, становится для оперативно-тактических оппонентов самодостаточным доходным бизнесом. Стратегические оппоненты используют тактических игроков в своих интересах «на деньги» атакуемой системы. Попутно занимая в ней значимые управленческие позиции и ключевые технологические точки.

Главная причина, заставляющая прекращать инвестирование в больную систему со стороны конструктивных инвесторов, это – фиксация контрпродуктивных алгоритмов оборота ресурсов, практикуемых субъектом – когда происходит постоянное, подкрепляемое, организуемое инвестирование своих ресурсов в генерирование своих же проблем. (Порядочные люди с добрым отношением к субъекты перестают его поддерживать, как минимум до появления признаков оздоровления).

Параллельно собираются общие системные издержки, издержки свои, издержки от не корректных бизнесов конкурентов, ведущих бизнесы на территории ответственности, а заодно, по постоянно подкрепляемой инерции – весь возможный негатив.

Вместо оптимизации смыслов внутри общности и выстраивания «длинной игры» постоянно предпринимаются попытки достижения сомнительного оперативного преимущества во вред интересам своей системы и макросистемы. Такой управленческий «грех», как «не задание» сильных управленческих смыслов, пытаются прикрыть виной «нерадивых исполнителей».

Вместо работы по достижению системных целей и системной настройке-регулировке активно практикуется борьба за монопольное доминирование. И со стороны официальной власти, и что важно отметить – в не меньшей степени со стороны самой «продвинутой» оппозиции.

Вектор развития – отрицателен. Подсознание ключевых операторов, и масштабных, и малых, это фиксирует. Субъект и сам чувствует интуитивно что «что-то не так». Но лечение сводится к попыткам борьбы со следствиями.

Если продолжают доминировать некорректные и конфликтующие ресурсные алгоритмы – дальнейшая траектория развития предсказуема.

Дисгармония. Диссонанс. Стресс. Депрессия. Стагнация. Энтропия.


Временные улучшения, как гарантии плохого сценария развития.
Избыток ресурсов (в большинстве случаев – временное увеличение оперативных ресурсов, чаще как не адекватная плата за отказ от своих интересов или за уступку ресурсов) на деструктивном пути чаще всего подталкивает субъекта, практикующего некорректные ресурсные алгоритмы, лишь к еще более ускоренному прохождению этапов упадка и распада. «Богатый интерьер» только провоцирует и подчеркивает контраст надвигающихся перемен.

При ущербных управленческих алгоритмах и непродуктивных управляющих ценностях – с появлением свободных ресурсов «засада» не исчезает. Правило ущербных управляющих алгоритмов работает для всех – одни (так называемые «богатые») деградируют через «избыток» ресурсов, а другие («бедные») – через «недостаток».

Чем масштабнее ресурсы и чем больше энергии участвует в деструктивном процессе – тем мощнее системный взрыв и больше разрушения. Вплоть до полного уничтожения и полной потери ресурсов для носителей данного сознания и сопутствующих ему ресурсных потенциалов.

Процесс распада может быть частично управляем, либо соуправляем по тактическим и оперативным уровням. В таком случае образуются «вспомогательные» управляющие структуры – операторы-распорядители основной массы легко «отжимаемых» и конвертируемых ресурсов. Бесструктурное управление реализуется путем создания и усиления информационного силового поля с определенном вектором направленности.

Всякие же попытки что-либо изменить «изнутри» – «профилактически» подавляются в зародыше, не зависимо от того, что в основе – иные ценности и смыслы или ресурсный дисбаланс среди основных операторов. С продуктами внутреннего ресурсного дисбаланса проще справляться – они проявляются как частные люди, «горизонтальные» конкуренты. Иные же смыслы способна реально продвигать тоже только система.

Какая система реально доминирует, такие смыслы и предлагаются. По другому – никак. Реакция же зависит от качества смыслов и адекватности воспринимающих.

Разнос систем со «смещенными» или «запаздывающими», противоречивыми смыслами – вопрос времени.

Увеличивать ресурсное насыщение системы с нездоровыми ресурсными алгоритмами – подобно увеличению скорости движения на пути к пропасти – до падения удивительно развлекает.

Возможные альтернативы развития – согласие (гармонизация) смыслов или ресурсный распад. Имитация может дать выигрыш во времени, но в условиях увеличивающейся ясности «атмосферы» квалифицированное и энергетически деструктивно отстроенное вскрытие имитации грозит на порядки более жестокими сценариями будущего. Короче – «внутри» будут растаскивать, разлагать и гадить до тех пор, пока внешний игрок не станет хозяином, и все … это не передавит.

Выбор сценария – дело вкуса. Ну, еще быть может, адекватного сознания, осмысления своих интересов и наличие внешних ограничений.


Стратегии саморазрушения систем.
Однако, в случае предложения обществу высшими уровнями управляющей элиты некорректной Картины Мира и такой же Идеологии, самое последнее по разумности и бесполезное до вредности – винить во всем исполнительский компонент инструмента управления системой и деструктивно его «давить».

Такие инструменты как «вертикаль власти» и, особенно, различные ее локализованные составляющие, безусловно, обладают своими корпоративными интересами. Но, даже будучи нередко излишне «самостийными» и весьма далекими от совершенства, исходно эти составляющие являются лишь редукционными механизмами власти. И их корпоративные интересы значимо противодействуют интересам системы в целом только в тех случаях, когда Картина Мира, организующая реальность, и управляющая Системная Идеология, предлагаемые свыше, существенно противоречивее, слабее и «легче» непубличных корпоративных смыслов.

Именно поэтому, управляя смыслами только на уровне политики и экономики – ничего изменить, тем более построить что-то устойчивое и масштабное, не удается и не удастся – из-за «коротких» и конъюнктурно выстроенных, слишком подверженных ситуативным влияниям, управленческих смыслов и интересов. А на уровне религии сложно достигнуть необходимого в оперативном масштабе из-за смыслов слишком «длинных», по отношению к жизни отдельного человека, и на практике часто вынесенных за грань повседневной надобности – отсутствию прямого управления в светских государствах. А также за счет множества бескомпромиссных конкурентов, в противоборстве оперирующих смыслами значительно более низких уровней; несовершенства кадрового потенциала адептов и значимого объема противоречий внутри доктрин, между доктринами и реальностью.

Если же, при таком управленческом раскладе, да еще со слабым стабилизирующим влиянием высших управленческих уровней, сломать или «опустить» последний работающий механизм поддержания относительного порядка (нуждающийся в процессе своей работы в определенном доверии граждан) – государственный бюрократический аппарат, то опираться останется только на не профессионалов и маргиналов. А это – революция. Опыт подобного имеется.

Революция без позитивных объединяющих смыслов, хотя бы формальных, – игра в «салочки» на минном поле человеческих заблуждений и не мотивированных ожиданий. Не очень продолжительная игра. Ну разве что грамотная игра-конвертация посредством системы бирж дает возможность «длинным» игрокам получить сверхприбыль.

Особенности отработки эффективного аппаратного алгоритма.
Управленческий аппарат надо нагружать грамотно поставленными задачами и наполнять ресурсами «на входе». По необходимости – чистить, отлаживать, настраивать, контролировать. Но пытаться компенсировать не корректную доминирующую управляющую программу исключительно имитирующими системные смыслы «телодвижениями», отстаиванием предельно формальной «буквы закона» (закона не всегда качественного), жестким прессингом на аппарат (причем прессингом, не соотносящимся логично с реально практикуемыми алгоритмами взаимодействия, как личного, так и служебного, на всех этажах вертикали) – просто бесполезно. А ожидать при этом позитивный системный результат – наивный полу идеализм, полу цинизм, который не по карману даже очень состоятельным государствам.

Ассоциативно-смысловая иллюстрация – в такой высоко технологичной, успешно развивающейся сфере как создание компьютеров, высокопроизводительных вычислительных машин, систем «искусственного интеллекта», практикуют скорее программную компенсацию аппаратных возможностей (и недостатков), чем наоборот.

Программа может способствовать увеличению возможностей аппаратной части, но аппарат что-либо поделать с некорректной программой просто не в состоянии. Управляемый ей, он даже не будет способен реализовать тот потенциал, который в нем заложен.

С компьютерами так бывает – аппаратная часть вырабатывает свой потенциал, принципиально стареет и под новые программы создается абсолютно новая, практически полностью иная аппаратная часть. Собрал железки, установил программу и вперед.

С людьми есть некоторые ограничения – создать абсолютно других людей, под полную замену, да в объеме общества – затруднительно до невероятного.

Поэтому логично, справедливо и эффективно, когда, когда вожди, жрецы, «отцы нации», духовные лидеры, легитимные авторитеты, в общем – реальные правители, устами Первого среди равных сначала предлагают внятную эффективную применимо объемную управляющую информационную программу. Именно эта эксклюзивная функция и есть суть лидерства, и наиболее эффективный инструмент высшей власти вообще, а продуктивное, непротиворечивое продвижение этой программы в общество – технологическая сторона миссии Первых лиц каждого уровня власти в частности.

В этой, управляющей смыслами, программе предлагают Систему Координат, реальные управляющие ценности и Цели, значимо не противоречащие интересам основного объема инвесторов-собственников, проясняя при этом понятные каждому критерии оценки.

Неменяющаяся на протяжении истории закономерность – процедурно закрепленные правовые нормы – обязательные к исполнению законы, тоже являются важными управляющими программами, но их продуктивность зависит от того, насколько непротиворечиво они коррелируют с информационно-смысловой программой более высокого статуса – доминирующей идеологией. При положительной корреляции их эффективность бывает максимальной, при отрицательной – «законы не работают». (На приближенном к компьютерному языке – служебные программы «конфликтуют» с операционной системой и с аппаратной базой).

По ходу общественного диалога постоянно должна вестись отладка, настройка, корректировка управляющего компонента системы. Естественно эти процессы идут параллельно с решением текущих рабочих задач, но принципиально правильно выстраиваться они должны по хронологии «включения», по возможности совпадая по времени реализации.

И только потом (опять же по хронологии), при появлении начального варианта внятной управляющей программы – «закручиваются гайки» и дается допуск к распоряжению крупными ресурсами системы на оперативно-тактических уровнях управления удаленным и внешним менеджерам.

При этом нужно понимать – попытка спекулятивно смешать тему очередности процессов и тему их продолжительности – это не что иное, как контрпродуктивное противодействие и преследование иных, не декларируемых целей. В сложном работающем механизме расположение деталей и усилие их фиксации должно стремиться быть именно требуемыми, поскольку «резьбу срывает» и от перетянутых гаек, и от разболтанных.

В случае же иной очередности процессов – гневная риторика на счет «засилья и не эффективности чиновников вообще», а не по конкретному примеру или, скажем, уголовному делу – лишь дешевая, не слишком квалифицированная или крайне безответственная, спекуляция на «усталостных нагрузках» и протестных настроениях масс, разрушающая систему управления. Причем на такое воздействие тратятся общесистемные ресурсы, но оно лишь способствует тенденции роста градуса протестности. «Разогрев» темы наказания «виноватых», но легитимно не осужденных – виртуальный «суд Линча». Подкрепляясь, как правило, высоко амплитудными, но слабыми смыслами, виртуальное «судилище» становится дополнительной уязвимостью и удобной темой для контригры оппонентов. А также - первым шагом к широкому применению «линчевания» любого не потому, что нужно, а потому, что возможно, превращаясь в самодостаточный ситуативный бизнес на противоречиях и несовершенствах системы.

Следствие такого состояния силового поля социальных взаимодействий – снижение эффективности работы управляющей структуры. Такова естественная реакция достаточно здорового организма на навязывание заведомо противоречивой и проигрышной стратегии поведения. Снижение эффективности, в такой ситуации, – естественные издержки от попытки решать стратегические задачи преимущественно оперативными методами продолжительное время без восстановительно-компенсационных мер.


Проблемы коммуникативного сопровождения.
Для простого подъема общей дисциплины не нужны истерические информационные войны (акции), так как они не продуцируют никаких ресурсов прямо, а создают лишь промежуточные потенциалы спорной последующей конвертации. Чрезмерный стресс вгоняет объект воздействия в депрессивный ступор с периодическими неадекватными и противоречивыми выбросами энергии. Внутри системы ресурсы легитимно, с подобными системными издержками, отвоевывать неразумно и не у кого по определению. Потому как нерентабельно для системы в целом по совокупности обстоятельств.

Грамотное, квалифицированное, ответственное, принципиальное информационное сопровождение, как инструмент оптимизации издержек, допустимой, легитимной мобилизации ресурсов и повышения всеобщей эффективности – системно весьма востребовано. А деструктивный или бессмысленный информационно-организационный прессинг – не нужен абсолютно, так как «гасит» последние ресурсы еще до проведения оптимизации, и даже альтернативно не предлагает реальный конструктив.

Однако, до сих пор больше ресурсов инвестируется в нефункциональный, но резкий прессинг (что является проблемой адекватности управляющих смыслов и отчасти – квалификации исполнителей).


Компоненты сценариев «прямого воздействия» «за» и «против».
Другое дело, когда подготавливаются масштабные структурно-кадровые «чистки». «Чистки» тем и отличаются от «закручивания гаек», и не только в нашей управленческой культуре, что возможны и оправданы по мере обнаружения необходимости очищения и проводятся вне хронологии иных процессов.

Когда у власти в системе управления находятся разумные люди, как это выглядит сейчас, предстоящие «чистки» – единственное хоть какое-то объяснение происходящему. Ибо лозунги с такими акцентами и степенью корректности, как в посыле – «Механизм управления – главный враг объекта управления (управляемой системы)», который публично обыгрывается на всех чиновничьих уровнях сейчас очень активно, просто так не появляется. Но надо отдавать себе отчет – в такой форме суть выражена слишком общо, некорректно, неконструктивно и бесперспективно. Сбивается и подавляется управление системой, не заменяясь ни чем и не улучшаясь. И что самое главное – в подобном сценарии ослабляется иммунитет системы, который должен защищать механизм управления от агрессивной экспансии. Особенно завуалированной экспансии со стороны «положенцев» иных публичных и непубличных сообществ носителей интересов. Широко известные методы, в специфических узких кругах, «выращивания карьеры» с целью несистемного влияния.

Сначала такие сообщества технологично, любыми способами и силами, правдами и неправдами, стараются выстроиться в некий «поток». Затем закладывают свои ресурсы на перевод значительной части процессов в режим «кампании» и т.п. Потом реализуется задача любой ценой в этом потоке занять «положенцу» системно значимое место. А когда «струя» выносит таких «положенцев» в район цели – на повестке дня у них видится одна тактическая задача – перехват управления и реализуются лишь сиюминутные, конвертационные резоны. Любой ценой закрепиться, отработать установку головной структуры и обогатиться, любым способом откачав ресурсы. Системно ценным смыслам, как и интересам лиц не «включенных», в таких обстоятельствах места нет.

В период активного партстроительства очень многие олигархические структуры различных уровней рекрутировали и командировали своих наиболее одаренных менеджеров на «помощь и укрепление» власти, подкрепив своим влиянием, ресурсами и своими интересами. Многие не понятные и не логичные на первый взгляд процессы и решения в политике имеют именно такие системные корни.

При генерализации и крайнем обострении «решаемых» «положенцами» проблем вопрос развития системы, в конце концов, встает в режиме – «ИЛИ-ИЛИ». Паразиты, при потере хозяина-носителя, готовы на кон ставить все, акцентировать манипулятивные технологии, и не принимать во внимание никакие системные смыслы. За технологиями гораздо проще, чем за явным выстраиванием смыслов прятать свои «перпендикулярно-противоположные» государству и обществу интересы.

Политическая ситуация 2004 года все больше, к сожалению, рискует войти в «штопор» по типу «ИЛИ-ИЛИ», во всяком случае, в смысловой сфере. Результат по переизбранию естественно будет достигнут, но в «счет» впишут все грехи вселенские, и многое впишут грамотно!

Произойдет всего лишь «удлинение» игры и добавится ход.

Если такой результат станет достижением, в основном, ущербно «эффективной» деятельности «положенцев-назначенцев» (соответственно сообществ их выдвинувших и их ресурсов) и будет складываться на фоне недостаточно внятной в идеологически-смысловом плане деятельности государственной системы, то сегодняшняя победа умножит энергетику завтрашнего поражения.

В качественно меньшей степени упрек в смысловом вакууме относится к действующему Президенту. Чем, В. Путин, в общем-то, и симпатичен разным в своей массе людям, весьма не глупым и информированным, так это своей способностью при всем объеме власти оперировать сначала смыслами, а потом силой. Именно поэтому он видится эффективным лидером и тем, кто оценивает информацию аналитически, и тем, кто это делает преимущественно интуитивно.


Значимые особенности управления смыслами.
Страной такого масштаба и уровня развития как Россия управлять в одиночку или малой группой граждан, даже самых достойных, на уровне не афишируемых смыслов понимаемых только ими – не получалось никогда. Тем более управлять продолжительно и эффективно. А у последнего правящего сообщества (КПСС) не получилось даже просто ее сохранить в целостности.

Поэтому чрезвычайно важно, особенно в сложных условиях, чтобы реализуемые смыслы, выстраиваясь и сочетаясь, преумножали ресурс власти, а не уменьшали и не разрушали его. Тем более, сложение по настоящему ценных смыслов не должно приводить к появлению мощных дезинтеграционных смысловых импульсов.

К примеру, весьма спорный эффект можно ожидать, если сначала долго, жестко и упорно винить во всех грехах государственных служащих и практически одновременно с последними обвинениями порекомендовать поднять им зарплату. Такая информационно-смысловая накладка, возможно чисто организационно-техническая, отнюдь не на пользу ресурсно-смысловому потенциалу государственной власти.

В коллизии смыслов, выраженных в неадекватно противоречивой форме, возникает контрпродуктивный конфликт.

Образно выражаясь, разгоняемый в сознании граждан «железнодорожный состав» связанных фактов и заявлений по теме, «подгружаемый» регулярно силами СМИ и изначально не вполне корректно формируемый, делает в голове слушателя «полицейский разворот». «Хвостом состава» сносит упорядочивание окружающего мира, нарождающееся в сознании зрителя, а возникающие смысловые противоречия аннулируют потенциал предлагаемых разумных смыслов. В качестве аргументов искренней симпатии к власти остаются лишь иррациональные резоны, слишком связанные (это закон!) с ресурсным тонусом объекта симпатии (грубо – силой и удачливостью!).

Не есть хорошо, когда позитивные смыслы взаимно гасят потенциал, нейтрализуют и дискредитируют ресурсы достойных руководителей и их команд. Пример – частный, принцип – общий.

При необходимости маневрирования в ходе отработки сложных вопросов, вполне допускается выставление во фронтальное противостояние неформальных смыслов. Как, например, назначение на временное руководство антикоррупционным комитетом главы правительства, имеющего, как минимум в сознании зрителей, поощрительный настрой к отдельным, не вполне корректным крупным финансово-политическим операторам. Или официальная инициатива одного из подразделений министерства обороны США (из под республиканцев) – предложение, публично обозначив и формализовав, пропустить через экономический тотализатор возможные сценарии развития арабо-израильского конфликта. (Не нужно быть провидцем, чтобы угадать, как на это отреагировала значительная часть «коллег-конкурентов», «отыгрывающих» свои интересы через Уолл-Стрит и Со., к слову – основные держатели обязательств государства США. Предложение «простых американских парней» формализовано «засветить» столь эффективный биржевой инструмент проявило целый список кровно заинтересованных финансово-политических операторов. Хотя и далеко не бесплатно прошло для «экспериментаторов»).

Главное, для публичных правящих систем – чтобы крупные, значимые издержки находили своих истинных родителей-хозяев. Чтобы издержки от реализации чьих-то неформальных смыслов не перекладывались неадекватно на смыслы системные и публично организующие.


Некоторая специфика исторического момента.
Суть восприятия политической атмосферы настоящего момента – резкое публичное повышение общей трезвости и разумности, глубины оценок и рассуждений.

И одновременно – не отпускает ощущение роста рисков формирования ложного «нового основания» для строительства долгожданной успешной реальности. Диктуется это оценкой управляющих смыслов, как во вне, так и внутри внутреннего доминирующего сообщества.

Между тем, задача текущего момента, актуальная для максимально широкого круга лиц – лишь одна.

Это – адекватная действительности полномасштабная отработка сложившейся в стране ситуации, закладка и закреплением положительных тенденций. Тенденций, ориентированных на высоко эффективный, долгосрочный сценарий конструктивного развития, достаточно устойчивый по отношению к любым негативным внешним «случайным/неслучайным» влияниям и внутренним болезням. При этом, сохраняя мощнейший акцент на адекватность, ясность и истинность оценок. Работа в реальном секторе политики, а не спекуляции на виртуальной политической бирже с элементами криминального тотализатора.

Удачно сформулировать – что Это такое и предложить Это стране, как компактную смысловую управляющую программу жизнедеятельности в продуктивной форме – главная управленческая задача высшего уровня реальной власти. Именно управленческая. Потому, как показывает практика – что-то значительное сломать и украсть «узким кругом» можно, произвести и построить – нельзя. А массами и масштабными инструментами надо управлять с учетом того, что незаметные и не замечаемые издержки имеют особенность накапливаться и быстро превращаться в не решаемые проблемы.

Как расширить «круг», которым можно производить и строить, чувствуя себя успешным, сохраняя обоснованное уважение к себе и доброе отношение окружающему миру, убедительно для граждан и эффективно для управленцев –вопрос, на который необходимо отвечать в режиме реального времени.

Однако, для динамики, востребованной временем, «стартовый» объем ориентиров, истин, заповедей, сформулированных под особенности настоящего момента (и при этом гармонично сочетающихся с продуктивными установками, относящимися к истинам, называемым вечными) – необходимо дать обществу в течение полугода-года. Ибо если не будет произведена, хотя бы, первичная «настройка» системы, то при увеличении нагрузок усилится вектор на ее «разнос».

Нынешние общественно-политические инструменты (партии, СМИ и т.д.) данную задачу не выполняют. Они, пока, работают как клапаны-предохранители для сброса напряжения и каналы рассеивания нагрузки-ответственности существующей совокупной системы или как политотделы различных лоббирующих сообществ.

Для развития этого мало. А при квалифицированном управлении «несовершенством» политических структур, они, даже в форме специфических политических проектов, способны сами быть источниками сильнейшего системного кризиса. Примеров более чем достаточно.

По сей день в России нет полноценных политических партий, но есть люди и силы, проводящие последовательную политику на протяжении многих лет. Анализ этой политики дает возможность четко определить их реальную идеологию и реальные алгоритмы управления ресурсами. И в рамках реализуемых политических проектов и в рамках неформальных связей, доминирующих даже над системно-корпоративными.

Поэтому технологическая готовность заинтересованных сообществ перейти с партийно-политического на партийно-министерско-отраслевой вид коррупционно-лоббистской деятельности оценивается как очень высокая. В процессе перестройки технологическо-коммуникативных цепочек система получит некоторые результаты и фору по времени, но потеряет в способности защищаться на уровне иммунитета – все станут своими.

Отсутствие сложившихся процедур и форм, а главное практики диагностирования сути и реальности предлагаемых обществу программ сегодняшних «политических партий» (не тех, которые имитируют намерения партийной бюрократии, а тех, что подобно компьютерным, определяют принципы управления и программируют повседневные стандарты управления ресурсами) по прежнему выгодно многим политическим функционерам. И будет выгодно до тех пор, пока проблемы не начнут решаться по существу, со взглядом на значительную перспективу. В масштабе больше одного-двух сроков стабильности.


Существенный акцент:
Все изложенное – очевидно не защита и не обвинение бюрократии как явления в целом или каких-то ее представителей в частности.

Описанное относится ко всем видам аппаратных управленцев всех систем управления ресурсами – государственного аппарата, политической не правящей, экономической корпоративной, религиозной, военной или какой еще бюрократии. Бюрократия, как и коррупция, бывает разных видов.

Качественные законы плюс эффективная судебная система должны создавать режим законности и равноправия. Он, посильно, при участии личностного фактора субъектов и объектов управления, определяет и регулирует необходимость защиты или преследования, их степень, санкции и поощрения.

Качество режима (доброе слово!) должны блюсти системные государственный структуры в контакте конструктивными силами гражданского общества.

Не ищущие конструктива силы под любым предлогом стимулируют общественный диссонанс. Качество режима для таких важно лишь в «космическом» масштабе в информационном поле и в отношении себя персонально в материальном, а стратегически – разыгрывается игра «чем хуже – тем лучше».

В таком ракурсе борются не за улучшения, а за крайность – монопольное доминирование над системными ресурсами при распределении ответственности на максимально широкий объем субъектов, «других». Общефедеральный уровень в этом, на сегодня, мало чем отличается от регионального принципиально.

В сложившихся обстоятельствах все что надо – не запрещать себе видеть искренние намерения и усилия эффективно и динамично двигаться к успеху. Они, по системным признакам, здорово отличаются от большого количества всяких иных намерений, целей и установок.

Чтобы желаемое становилось возможным необходимо (для кого-то это наверняка покажется парадоксальным), надо чтобы конкретная практикуемая активность соответствовала пути к желаемому результату. (Когда читаешь предыдущее предложение – возникает ощущение на грани странности, когда рассматриваешь окружающую реальность, то означенное утверждение видится первым советом подавляющему большинству граждан). Более того – только так и бывает, вопрос в сонастройке.


Немного «глобального» к «местному», для соотнесения практических алгоритмов и теоретических моделей.
В условиях доминирования деструктивных поведенческих алгоритмов при отсутствии разумной системной регуляции значительно сокращаются горизонты и объемы смыслового оперирования у подавляющей массы людей. Усиливают негативный эффект такого смыслового «тупика» различные ресурсно-энергетические «ловушки». Как частный пример – алкоголизм и наркомания – жизнь в масштабах очень короткого полного смыслового алгоритма (цикла) – «обретение ключевого ресурса – действие ключевого ресурса – поиск ключевого ресурса», в значительной мере, либо полностью замещающего другие жизненные циклы.

По отношению к Планете – адекватному ареалу обитания глобализма, ответственность у людей, и на западе, и на востоке, в основной массе такая же, каким, в лучшем случае, в советские времена было отношение крестьянина к колхозной собственности – «общее – значит ничье». А чувство легитимного «продвинутого» собственника это только подкрепляет – «не мое – не мои издержки». Государство, как форма организации, сколь возможно в такой ситуации, увязывает ответственность человека с ареалом его обитания.

Пока, в рамках государственного устройства человеческого общества, не достигнуто адекватное отношение к среде обитания, тема перехода к доминированию внегосударственных форм сосуществования – объективно неактуальна. Потому, как в случае снижения, и без того не слишком результативной, государственной регуляции объем издержек от доминирующих алгоритмов оборота ресурсов утопит все признаки развитой цивилизации в смысловых противоречиях и в отходах потребления.

С этим, по потенциалу разрушительности, могут соперничать только практикуемые «приобщенными» последователями современного «как бы глобализма» экономические стратегии. Подобно таким же адептам коммунизма – собирательного образа всех «светлых» и «новых» времен в «левой» редакции, в своих экономических стратегиях, они пытаются СЕГОДНЯ квалифицированно, технично и псевдолегитимно отстроено взять максимальный объем ресурсов в долгосрочный кредит на «благие, общечеловеческие цели». Кредит оформить юридически технично на срок «дольше памяти дающих». «Честно» оговорить с инвесторами, что результаты будут нескоро. Не оговорить, что все привлеченные в настоящем ресурсы будут прямо или косвенно направлены на достижение системных преимуществ, перехват и «вполне законный» отъем ресурсов у нынешних собственников. С неизбежным далее пересмотром условий взаимоотношений, особенно ресурсно-политических. «Доля же меняется!» Наиболее эффективно, в понимании практикующих подобные алгоритмы оборота ресурсов, отторгать ресурсы у «не своих» стратегических инвесторов – двойной эффект. А то, что требуется значительное время и присутствует многоходовость – ну что делать, если технология такая. Главное запустить и «крутануть» первый ресурсный цикл, его первых «небольших» ресурсных и политических дивидендов «на первое время» хватает.

Все что касается процессов «глобалистской» и т.п. направленности – развитие всевозможных технологий, создание конструктивных открытых инфраструктур, воспитание сравнимо корректного и экологичного сознания у различных людей, и, отстройка, соответствующего этому, стандарта в алгоритмах оборота ресурсов – достойно адекватного признания.

Чьи-либо попытки прельстить многих самостоятельных обладателей ресурсов новым добровольно-обязательным «раем-коммунизмом» и загнать всех в свои, частные алгоритмы оборота ресурсов, или, прикрывшись декларацией благих намерений, в обстановке нездорового ажиотажа, просто перераспределить и отторгнуть чужие ресурсы – достойно соответствующего многогранного порицания.

Важное замечание – отмеченное выше относится ко всем сферам человеческой жизнедеятельности, а не только к системе публично формализованной политики и неформальной экономики. Причем касаемо России и существующих структур управления, многие из упомянутых моделей, в той или иной степени, свойственны большинству регионов.


Развитие, как согласие смыслов, идей, ресурсов, действий.
По мере того, как любая система, в лице своих лидеров и влиятельных экспертных сообществ, осознает ценность проработанности той или иной темы, в эту тему инвестируются ресурсы, в доступном и оправданном объеме.

Если правильно и своевременно определив (или, реже – предугадав), адекватно распоряжается ресурсами – получает значительную отдачу.

Если опаздывает, ошибается или, «забыв» об основополагающих смыслах, проворовывается – получает другое.

Серьезные издержки вымещаются, как правило, на начальниках рядовых исполнителей.

Справедливость, при неясности и нечеткости управляющих смыслов, присутствует как феномен весьма условный, ситуативно и конъюнктурно. Именно в такой ситуации активно развиваются спекулятивные игры, опирающиеся на темную сторону человеческой натуры и деструктивные тенденции в окружающем пространстве и времени. И накапливается энергия противоречий, разрушающая и убивающая.

Именно в этом заключается вечный глобальный вызов человеку, во всех формах его индивидуального и коллективного существования.

Но во всем этом, на первый взгляд это может показаться парадоксально, разумный человек со здоровыми инстинктами способен развиваться и получать значимый результат – именно в ситуации тяжелого кризиса большинство людей демонстрируют «чудеса» эффективности и делают определяющий жизненный выбор. И в личной жизни, и в общественной, и в профессиональной. Если, конечно же, не деградируют и не вымирают, быстро или медленно.

Залог эффективной настройки социальной системы – от малой группы до цивилизации – заложены в адекватной и, по возможности, гармоничной отстройке смыслов. Особенности, нюансы и методологическая логика которой описывается, в том числе, частью нашей концептуально-практической разработки, упомянутой в материале – иерархической пирамидой-циклом оборота смыслов, управляющих человеческой общностью.

Многие феномены и исторические события, рассмотренные через призму предлагаемого нами «методологического взгляда» освобождаются от большого объема наносного, искусственно противоречивого и заведомо ложного. Ложь, как осознанно неадекватное управление ресурсами, всегда преследует «цель во вред» собственнику или обладателю ресурсов, как бы она не объяснялась.

Осмысленное восприятие и осознание жизни помогает избежать перехода непреднамеренных заблуждений в обман и самообман. Способствует корректному, эффективному и непротиворечивому управлению ресурсами в масштабе жизни, как минимум индивида, а не в течение одной доходной, но угрожающе деструктивной транзакции (сделки).

Утверждать можно одно – при наличии мировоззренческой определенности и хоть какого-то ресурсного потенциала, идеологическая разработка осознанного вектора собственной активности, как способа многоуровневого повышения эффективности жизнедеятельности своей системы – неизбежность для организма со здоровыми инстинктами, любого – биологического или социального.

Важно: Невозможное и несвоевременное никому не предлагается и ни от кого не требуется. Развитие – по ходу созревания обстоятельств и по возможности. Метод (или способ, как угодно) – правильное направление и адекватные усилия. Осознание себя и Мира.

Результат складывается и созревает по мере ресурсной материализации смыслов.

Каждому свое время.

«Осознание смысла в развитии – увеличивает возможности, приносит спокойствие и стабильность, не лишая сил и желаний.

Имитация смысла – несет имитацию спокойствия, отнимает силы, убивает желания, снижает энергетику, расшатывает психику людей и лишает будущего государство».


Различение подобных вещей, содействие людям в стабилизации и легитимном росте значимых для них ресурсов – прямая технологическая цель деятельности ФОНДА «ИДЕОЛОГИЯ», как инструмента, и основополагающий принцип при реализации проектов в его рамках.


Руководитель
Центра стратегических разработок
Межрегионального общественного
ФОНДА «ИДЕОЛОГИЯ»

А.М. Кондратьев

1993-2003 гг., Россия

КАСАТЕЛЬНО
 
23.02.2013   22:40
Отречение от престола. Первый, но не единственный
16.02.2013   22:07
Прокуратура Санкт-Петербурга добилась блокировки нескольких социальных сообществ "ВКонтакте"
24.01.2013   14:34
Новая идеология комфорта архитектуры столицы
06.01.2012   19:36
Новая идеология обороны США
29.10.2011   14:24
Идеология "городской деревни"от ВТБ
26.08.2011   15:12
Идеология инноваций на службе строительства
26.08.2011   14:36
Молодежь Чечни против терроризма и экстремизма
09.10.2009   12:12
Свет пропаганды, тьма запретов
17.09.2009   13:40
Технологии управления
13.03.2009   17:06
Горбачев: США должны начать «перестройку»
03.03.2009   12:12
Все спасены!
25.02.2009   17:17
Генштаб РФ спрогнозировал начало информационных войн через два года
25.02.2009   11:02
Барак Обама впервые выступил перед обеими палатами Конгресса
02.02.2009   12:12
Лекарство от голода
27.01.2009   22:01
Слово митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, избранного и нареченного Патриархом Московским и всея Руси, по избрании его Поместным Собором Русской Православной Церкви
11.07.2008   17:01
Информационный удар по ядерным силам
26.06.2008   13:50
В Иркутске прошла презентация книги Сергея Миронова
25.06.2008   09:01
Будущее Интернета - в узкопрофильных сайтах
24.06.2008   11:43
История создания ICQ
23.06.2008   17:42
В Германии распространяется идеология правого экстремизма
21.06.2008   13:08
"Мы не гнались за модой"
20.06.2008   10:44
Зигзаг удачи. «Борьба за знамя» в Новом Манеже
18.06.2008   17:28
В Литве советские флаги приравняли к нацистской символике
18.06.2008   14:01
«Кинотавр»-19: стартовая площадка для будущих прорывов
11.06.2008   09:02
Константин Бендас: скоро наши дети будут говорить на воровском жаргоне, а не на русском языке
© МОФ "ИДЕОЛОГИЯ"
2003-2007